рус eng
Искусство может пережить времена упадка, но оно вечно, как и сама жизнь.
Федор Иванович Шаляпин, оперный певец (1873-1938)
← Назад

«Московский дворик» Василия ПОЛЕНОВА




Узнаете? Двор с постройками, протоптанные тропинки, церквушки вдалеке, по-летнему ясное небо. Все такое родное, знакомое. Но как будто чего-то не хватает…



Да, так оно и есть! Не хватает людей, которые бы оживили эту картинку. Ведь это этюд к самой известной, пожалуй, работе Василия Дмитриевича Поленова (1844-1927) «Московский дворик». А в ней немаловажную роль играют персонажи – детишки на переднем плане, чуть поодаль – женщина, бегущая с ведром, куры с петухом, запряженная лошадь. Каждый русский человек со школьной парты знает и любит картину, которая висит в Третьяковской галерее. Тем временем мало кто знает историю ее создания, а она заслуживает отдельного внимания.


Repin. Portrait
of Vasily Polenov

Июнь 1877 года. Молодой художник Василий Поленов, уроженец Петербурга, вернулся в Россию после пенсионерской поездки по Европе, куда он был камандирован Императорской академией живописи после получения Золотой медали за дипломную работу. Поленов провел 4 года за границей, там он познакомился с уже известным писателем И.С.Тургеневым (1818-1883), поселившемся недалеко от Парижа, и подружился со своими ровесниками Ильей Репиным и Виктором Васнецовым - такими же выпускниками санкт-петербургской Академии, как и Поленов.

По долгожданному возвращению на родину художник решил поселиться в Москве. В поисках квартиры он набрел на дом районе Арбата, близ церкви Спаса на Песках. Он вспоминал: "Я ходил искать квартиру. Увидел на двери записку, зашел посмотреть, и прямо из окна мне представился этот вид, я тут же сел и написал его". Договорившись с хозяином о цене он, не распаковывая чемоданов, первым делом сел за работу и запечатлел на холсте этот вид! (Потом Поленов создаст еще несколько этюдов из своего окна, в том числе акварельных. Одно из повторений этого этюда, датированное 1902 годом, хранится в Государственном русском музее в Санкт-Петербурге, другие работы – в частных коллекциях.)


Polenov. Moscow courtyard.
1878. Oil on canvas.
Tretyakov Gallery in Moscow

Через год по первоначальному этюду Поленовым будет создана известная картина, которую он напишет специально к шестой Передвижной выставке, открывшейся в Москве 7 мая 1878 года. Делая картину по своему этюду, Поленов вовсе не был уверен, что эта работа окажется достойна внимания публики. Вот, что он писал своему старшему коллеге, одному из основателей Товарищество передвижных художественных выставок, Ивану Николаевичу Крамскому: «К сожалению, я не имел времени сделать более значительной вещи. Мне хотелось выступить на передвижную с чем-нибудь порядочным. Надеюсь, в будущем заработать потерянное для искусства время"…

Эта самокритика тем более любопытна в связи с тем фактом, что «Московский дворик» совершенно покорил посетителей выставки, равно как и других художников-участников, и ее тут же купил сам Павел Михайлович Третьяков — известнейший русский коллекционер. Через 4 года Третьяков передаст свою художественную галерею (порядка 2000 работ, в том числе и «Московский дворик» Поленова) в дар городу Москве.


USSR Stamp. 1952

Сегодня в Третьяковской галерее находятся и этюд и картина, соданная по нему. От первоначального этюда картина отличается в первую очередь размером – она выросла от формата 49х38 см до 65x80 см. Поленов вытянул вертикальный этюд по горизонтали так, что в композицию попала еще одна церковь и белый особняк. Также, если внимательно посмотреть, то можно заметить, что художник немного изменил угол зрения. Но главное, что бросается в глаза, это элемент жанровости – Поленов населил картину очаровательными персонажами. Причем их композиционное расположение только кажется случайным, на самом деле оно строго продумано.

По живописным качествам, как это ни удивительно, законченная картина отличается даже большей воздушностью, светоносностью, пленерностью. Такое в искусстве скорее редкость. Чаще бывает так, что именно этюд передает первое яркое впечатление от увиденного, которое потом художнику бывает сложно повторить в картине. А здесь же, наоборот. Именно в законченной картине Поленову удалось отобразить свежесть утра, припекающее июньское солнышко, атмосферу типичного городского дворика. Пропел петух, проснулись люди, пробили колокола и закрутилась обычная жизнь.

Вообще тема взаимосвязи человека и природы очень важна для Поленова, и «Московский дворик» стал поворотным в его творчестве. Эта работа – доказательство того, что Поленов пошел по верному пути. Ведь, еще будучи пенсионером во Франции, он уже «пришел к заключению, что мой талант всего ближе к пейзажному бытовому жанру, которым и займусь».

Эта картина послужила для Поленова входным билетом в Товарищество передвижных художественных выставок. Художник уже давно намеревался вступить в это товарищество, ведь "все симпатии мои, - писал он, - были на стороне общества с самого его возникновения". Новые сотоварищи бурно приветствовали успех Поленова. Для могих коллег и для критиков «Московский дворик» был откровением. Все восторгались «тургеневским уголком», как его называл сам автор.

Любопытно, что один из этюдов «без людей» - а именно первое авторское повторение, созданное Поленовым из того же окна - художник подарил Ивану Сергеевичу Тургеневу в 1880 году, когда последний, незадолго до смерти, приезжал в Москву на открытие памятника А.С. Пушкину. Этюд «Московского дворика» висел у Тургенева в Буживале и напоминал писателю о далекой родине.


Modernisation of Polenov's
courtyard by designer
Sergei Sintsov. 2008.

Church of Spas Preobrazhenia na Peskah
(view today)

История это давняя. Этого дома, откуда был написан Поленовский этюд, теперь уже больше нет. Раньше этот дом находился в Дурновском переулке, рядом с современной улицей Композиторской. Сейчас это угол Каменной слободы и Трубниковского переулка (между Старым и Новым Арбатом, ближе к Садовому кольцу). А вот Церковь Спаса Преображения на Песках, которую запечатлел художник, сохранилась до нашего времени. Но долго ли ей еще стоять, при бурных темпах московской городской застройки? Жаль будет, если это строение останется только на поэтической картине Поленова, да вот на таких коллажных работах современных дизайнеров.


подписаться на новые статьи